ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Польша

в известняковых скалах под замком Ольштын, построенным в XIV веке на юге Польши, была обнаружена большая пещера и сеть туннелей

The First News сообщает, что в известняковых скалах под замком Ольштын, построенным в XIV веке на юге Польши, была обнаружена большая пещера и сеть туннелей.

Участники Варшавского восстания, сентябрь 1944 года

1 августа в 17 часов в Варшаве, как и в предыдущие годы, прозвучали звуки сирен, в городе на несколько минут почти полностью остановилось уличное движение. Так столица Польши ежегодно воспоминает время начала Варшавского восстания 1944 года и тысячи погибших в результате двухмесячного ожесточенного сопротивления повстанцев войскам нацистской Германии

Некоторые из детей были похоронены с монетами во рту

Останки 115 детей были обнаружены на кладбище XVI века, которое было связано с большой католической церковью на юго-востоке Польши во время строительства дорог

Рукоять меча викинга

Обнаружение захоронений четырех средневековых рыцарей возле польской деревни Цепле выявило связи региона со Скандинавией во времена правления первых польских королей

Немецкий и советский офицеры пожимают руки в конце Польской операции, 1939 год

Приказом наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии все пограничные отряды на советско-польской границе приведены в боевую походную готовность 2 сентября 1939 года. Здесь не было никакой двусмысленности: речь шла именно о готовности выступить на сопредельную территорию. 6 сентября семь военных округов получили директиву наркома обороны СССР о проведении т.н. "Больших учебных сборов" (БУС) – это было шифрованным обозначением начала скрытой мобилизации

Мария-Тереза Угрюмова

В нескольких письмах императрицы Екатерины Великой есть упоминания о «ненавистном деле известной Угрюмовой». Оно связано с Польшей и отношениями с Австрией. Екатерина в переписке своей была женщиной сдержанной и рассудительной, но «известная Угрюмова» вывела ее из себя и грозила, как боялась императрица, разрушить всю польскую политику России. Империя стремилась завершить раздел Польши и вообще стереть это государство с лица Европы.

У результаті кількох хвиль еміграції населення з польських земель, що відбувалися протягом двох останніх століть, за межами нашого краю постала різнорідна і багата культурна спадщина - доробок кількох поколінь поляків, розсіяних майже по всьому світі. Значну частину цієї спадщини становлять архівні зібрання (рівно як музейні та бібліотечні), що утворилися в результаті діяльності як приватних осіб, так і різного роду інституцій. Вони містять документи, пов’язані з боротьбою за незалежність після національних повстань ХІХ ст., зібрання, врятовані від знищення в роки Другої світової війни, цінні особові та родинні архіви політичних діячів, представників науки і культури, а також документи найновішої політичної еміграції - часів Польської Народної Республіки. Частина зібрань і спадщини, завдяки зусиллям багатьох осіб, збереглася до сьогодні і зосереджена в емі­граційних інституціях, до яких потрапила насамперед як дар від її спадкоємців. Серед кількох десятків польських та полоністичних ін­ституцій за кордоном є як інституції, створені ще в ХІХ ст., так і організовані після Другої світової війни. Серед них вирізняються Польське історико-літературне товариство та Польська бібліотека в Парижі, що існують уже понад 150 років, Польський музей у Ра- персвіллі, Польський інститут і музей ім. генерала Сікорського та Польська бібліотека у Лондоні, Інститут Юзефа Пілсудського у Нью- Йорку та Лондоні, Польський музей у Чікаго, полоністичні зібрання в Очард Лейк (США), зібрання Папського інституту церковних студій та архіву Понтифікату Іоанна Павла ІІ у Римі. Зрештою, цінні зібрання зосереджено також у військових організаціях, парафіях, культурних і благодійних установах, що діють на чужині.

В XIV—XVI веках на авансцену истории вышли нако­нец все те силы, что и в последующие столетия будут опре­делять судьбу Украины. Впрочем, Литва уже отыграла свою роль, хотя поначалу ее завоевания в Украине были наиболее обширными, а политическая система — наиболее приемлемой для украинцев. Более многочисленная и агрессивная польская шляхта вытеснила литовцев с Украины. Прибегая то к воен­ному давлению на Литву, то к средствам дипломатии, Польша постепенно заняла все важнейшие плацдармы для дальнейшей экспансии на восток. Наконец, где-то на заднем плане появи­лись уже новые действующие лица, которым еще предстояло выдвинуться на более важные роли в этой исторической драме. Быстро ширятся владения московских царей. Укрепляются крымские ханы, связанные с мощной Оттоманской империей. В таких обстоятельствах перспектива независимости Украины становилась весьма проблематичной.

Жалкое зрелище представляла Польша в конце XVI ве­ка. Со смертью Батория как будто судьба произнесла над нею приговор свой. Власть короля ослабевала, своевольные магнаты забыли всякие границы буйству; на сеймах не бы­ло ладу, в судах правосудия, в управлении порядка, в за­конах святости. Все были недовольны, от короля до гайдука; но нигде не было так худо, как на Украине. Ста­ринные княжеские и боярские фамилии негодовали на по­терю своей литовско-русской самостоятельности, жалели о соединении великого княжества с королевством, страши­лись за Веру; простой народ до крайности был измучен помещиками, а пуще жидами орандарями, которых при­теснения тем были несноснее, что и суда негде было ис­кать; к тому еще буйное жолнерство пировало себе на счет ободранных мужиков и, зимуя по деревням, безнака­занно буйствовало. Духовенство роптало на стеснение Цер­кви, на обиды от панов и урядников, на оскорбления от ксендзов. Досталось и козакам на их долю: запретили вы­ходить в поход без воли Коронного Гетмана, начали упот­реблять их на работы. Всем было худо, но не все равно думали, как помочь горю. Например, дворянство: те, кото­рые не забыли говорить по-своему, и чувствовали, что они Русские, хотели как-нибудь уладить с поляками мирно: на сеймах, депутациями и убеждениями. Но Польша умела их проводить: дадут привилегию на какие-нибудь права и вольности, да вслед за тем и пошлют нарушать их; сам же Король отговаривается, что все делается против его во­ли, что он дал привилегию — и прав. Духовенство еще хуже думало помочь своему горю. Бессильные мужики тай­ком шептали: ах, если бы кто-нибудь вступился за них и вызволил из-под этого ярма! А козаки так говорили во все­услышание: пришла пора посчитаться с ляхами; коли наши права руйнуют, коли православную веру вражают, так дадим же мы им! — Умные козаки наперед знали, что ла­ской и покорностью с поляками им ничего не выиграть и потому решились посчитаться мечами и копьями.

Начнем со времен исторически близких и доку­ментально достоверных — с того момента, когда благодаря отчаянному положению Великого княже­ства Литовского его вожди принуждены были под­писать Акт унии с Королевством Польским и инкор­порироваться во вновь созданное государство — Речь Посполитую, т.е. — со времени Люблинской унии 1569 года.